Знакомство с коллекционерами ядерного оружия

Как исследователи изучают ядерное оружие?

Ричард Роудс в своей книге «Создание атомной бомбы» написал о том, что возможность высвобождать колоссальную энергию расщепления атома не менее важна, чем открытие огня.

Это стало знаковым моментом в развитии человеческой цивилизации, в корне изменившим специфику международных отношений. Если атомные бомбы взорвать в крупных городах, миллионы погибнут от ударной волны и пожаров, а также выброса радиоактивных материалов. Обмен ударами между странами, владеющими такой разрушительной силой, гарантирует уничтожение человечества, а с учетом мощности оружия — и самой планеты. Поэтому не удивительно, что многие стали заядлыми коллекционерами и исследователями истории ядерного оружия.

По словам историка-атомщика из Технологического института Стивенса Алекса Веллерштейна, такие люди делятся на две группы. Первая состоит из увлеченных ядерными технологиями в целом — для них это неформальное увлечение-хобби. Вторая группа – те, кто серьезно относится к вопросу развития ядерного оружия. Это не случайные люди, которые собирают информацию в Интернете, а активисты антиядерных проектов. Многие стремятся снять гриф секретности с исследований в области атомного оружия.

Алекс Веллерштейн отмечает, что обе группы интересны, но у них разные цели. По его словам, среди активистов встречаются ученые, мастера спецэффектов, шахтеры, коллекционеры, исследователи, водители грузовиков, художники, писатели и студенты. Независимо от личных мотивов, эти люди обладают схожими чертами характера, связаны и движимы одной целью.

Уникальная выставка «Тысяча солнц»

Закат, взрыв 1 мегатонны (1962), сфотографирован с самолета.

Александр Михальченко хотел показать, что ядерные взрывы различны. Он утверждает, что не существует одинаковых снежинок, нет и идентичных ядерных взрывов. В 14 лет он начал коллекционировать фотографии, где запечатлено освобождение чудовищной энергии. Прологом к началу увлечения стал спор с одноклассником о том, какие взрывы наиболее мощные – атомные или водородные.

Через восемь лет сравнения изображений Александр пришел к выводу, что водородные бомбы мощнее. Кроме того, он собрал самую большую в России частную коллекцию фотографий ядерных взрывов. В декабре 2017 года московский Мультимедийный художественный музей (MAM) официально признал масштаб коллекции. На основе фото Александра была организована выставка «Тысяча солнц». Она посвящена ядерным испытаниям 1946-1962 годов в США.

Изображения не засекречены — большинство имеет статус достояния общественности, но многие фото не публиковались и не выставлялись ранее. Помимо исторической ценности, снимки позволили ученым оценивать ядерные заряды и результаты испытаний. Также они помогали измерять энергию, выделяемую при детонации, то есть мощность взрыва. Исследователи использовали фотографии, чтобы изучить особенности оружия (процесс формирования радиационного облака) и проверить расчеты.

По-настоящему необычной выставку сделал сам автор. Удивительно, что с уровнем квалификации в сфере атомной энергетики Александру удалось собрать такую масштабную коллекцию. Сбор фотографий начался в 2012 году. При этом Михальченко был неизвестным московским парнем, который плохо знал английский язык. Коллекционер вызывал подозрения, отправляя запросы на получение изображений ядерных взрывов. Александр стал основателем тематического блога NUKES во VK, но не был широко известен интернет-сообществу, так как больше не имел онлайн-ресурсов в сети. Сегодня Михальченко тратит несколько часов в день на изучение изображений.

Дуб Хардтэк, взрыв 8,9 мегатонн (1958)

На выставке представлены разнообразные фото, расположенные в хронологическом порядке. Они отбирались, исходя из научной и исторической значимости запечатленных испытаний. Экспозиция включает пять разделов:

1. Первые ядерные испытания.
2. Испытания в Тихом океане.
3. Высотные ядерные взрывы.
4. Взрывы на ядерном полигоне в Неваде.
5. Снимки с камеры Rapatronic – изображения, на которых зафиксирована реакция американцев на ядерные взрывы. Они сделаны до подписания договора с СССР в 1963 году.
Документ запретил проведение испытаний атомного оружия в атмосфере, космосе и под водой. Соответственно исключалась возможность фотофиксации взрывов в этих средах.

На выставке представлено множество редких или ранее не опубликованных изображений. Экспозиция включает снимок детей, участвующих в учениях (они укрываются от вспышки, появившейся на горизонте) и вид радиоактивного облака размером с город.

Представленные фотографии настолько реалистичны, что кажутся не настоящими. Создается впечатление, что они сделаны современными камерами, которые способны фиксировать моменты с частотой в несколько миллисекунд. В действительности, изображения появились в период гонки вооружений, начавшейся после окончания Второй мировой войны.

В 1949 году Советский Союз взорвал первую атомную бомбу, чем ознаменовал эру биполярного атомного противостояния. Правительства противоборствующих сторон вложили значительные средства в разработку супер разрушительного оружия. Вплоть до окончания «холодной войны» в 1987 году жители большей части планеты находились под угрозой полного уничтожения. Об этом неспокойном времени напоминает выставка, хотя недавние геополитические события вернули человечество в эпоху тотального страха.

Фото экспозиции сфокусированы на взрывах, их культурном воздействии, поэтому ни одно из них не дает представления о разрушительном воздействии, оказанном на города Хиросиму и Нагасаки и живших в них людей. В книге «Создание атомной бомбы» (удостоена Пулитцеровской премии) Ричард Роудс посвящает не менее 19 страниц рассказам очевидцев о разрушениях в Хиросиме. Это истории мужчин, женщин и детей, с которых слезала кожа, как резиновая перчатка с руки.

На выставке «Тысяча солнц» не показаны массовые человеческие страдания. Это позволяет материалам, созданным правительством США, сохранить идеологическое содержание.

Как и Михальченко, эксперты в сфере ядерного оружия считают, что их работа основана на желании сделать серьезную проблему более понятной. «Моя цель лично состоит в том, чтобы люди рассмотрели атомную бомбу», – сказал Веллерштейн, выражая беспокойство, что многие считают использование ядерного оружия сродни апокалипсису, который, возможно, никогда не наступит.

По его словам, проблема — в ошибочном восприятии такого оружия. Обмен ударами превратит весь мир в токсичную пустыню менее чем за три часа, освободит людей от ответственности в стремлении выжить среди радиоактивных руин городов. «Вы не пишете властям о смерти планеты от ударной волны и радиации – вещах, которые находятся вне контроля человека, но направляете письма, если нужно отремонтировать метро. Поместив проблему атома в категорию повседневных, можно получить массовую заинтересованность», – отмечает Алекс.

Для правильного восприятия…


В стремлении лучше понять проблему Веллерштайн совместно с Кристин Карл (доцент политологии Технологического института Стивенса) учредили проект «Изобретая гражданскую оборону». Он направлен на разработку стратегий информирования о ядерных рисках путем финансирования творческих инициатив.

Например, сайт Wellerstein NUKEMAP дает возможность моделировать ядерный взрыв в любой точке мира. Это реалистичная имитация последствий применения самого разрушительного оружия. Пользователи выбирают базовые параметры бомбардировки, например, среду применения: воздух, земля, океан. Далее рассчитываются и визуализируются все измеримые эффекты, сопутствующие применению бомбы.

Понятно, почему изображения Веллерштейна несут образовательное содержание и нет легендарных фото огненного шара, образованного первым сброшенным на город ядерным зарядом. Ученый говорит, что это наиболее популярные снимки, которые часто публикуются, но не отображают проблему в полной мере.

Алекс выделяет фотографию в экспозиции Михальченко, которая запечатлела взрыв Физо в Лос-Аламосе. Ученый утверждает, что снимок – яркая демонстрация ядерного ужаса. Также заслуживает похвалы серия «Ядерное оружие» Пола Шамбрума, созданная в 1992–2001 году. Здесь Алекс выделяет солдата, подметающего пол вокруг ядерных гравитационных бомб B83. По мнению ученого, это самая выразительная демонстрация красоты и скучности, которая помогает людям сформировать собственное отношение к оружию апокалипсиса.

Заглянуть за завесу секретности


Подобно Михальченко, Шамбрум ежедневно часами изучал политику в области вооружений. Он обращался к правительству, чтобы получить разрешение фотографировать на объектах, куда доступ ограничен. На его снимках изображены бункеры и оружие, которые ранее были засекречены. Сам автор говорит, что многие одержимы идеей побывать на таких объектах, поэтому его книга распродалась за считанные часы после релиза в 2003 году.

Обычный водитель грузовика Джон Костер-Маллен ездил по всей стране в поисках артефактов, которые помогли бы восстановить оригинальную атомную бомбу. Его работа привела, среди прочего, к публикации книги под названием «Атомные бомбы: совершенно секретная история о маленьком мальчике и толстяке». Джон называет себя «ядерным археологом» — он берет интервью, собирает документы, исследует полигоны с целью создания точной копии атомной бомбы.

Археолог-любитель считает свою работу законченной. По словам Джона, он узнал все о первых двух ядерных зарядах, созданных в США. В 2015 году бывший директор Отдела оружия Лос-Аламосской национальной библиотеки Джон С. Хопкинс обвинил Джона Костер-Маллена в нарушении Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

По этому обвинению не было судебных разбирательств, но археолог-любитель говорит, что теперь работники Лос-Аламосской национальной лаборатории больше не идут на контакт с ним — Джон считает, что им порекомендовали хранить молчание.

Костер-Маллен не единственный, кого обвинили в распространении секретных материалов. Питер Куран, художник, который на основе визуальных эффектов снял в 1995 году фильм «Троица и за ее пределами: фильм об атомной бомбе», попал в поле зрения чиновников. Представители властей спрашивали, как удалось разместить в фильме так много секретных сцен. Но, как и Костер-Маллен, Питер Куран брал материалы из незасекреченных источников. По словам художника, правительство сразу удаляет из общего доступа то, что нужно сохранить в тайне. Остальное, – общедоступные материалы, которые при помощи монтажа превращаются в секретные изображения.

При обращении в Министерство обороны, Министерство энергетики и Национальную администрацию по ядерной безопасности за комментариями по поводу слов Питера Курана было поучено официальное объяснение. Представитель властей Нолан О’Брайен сообщил, что кадры удаляются не потому что так хотят чиновники — Видео и фото изымаются из общего доступа в соответствии с системой классификации, которая регламентируется законом. Такие материалы предназначены только для служебного использования.

Операция HARDTACK-Teak (1958). Эксклюзивная подборка фотографии высотного взрыва TEAK, 3,8 мегатонны на высоте 76 км. Вид с Гавайев. Это было ночное световое шоу в небе — мы видим огненный шар гигантского размера из-за разреженных атмосферных условий (разреженный воздух)

Нолан О’Брайен не рассказал, по каким критериям отбираются снимки, так как они находятся под грифом «Секретно». Но Питер Куран объяснил, что некоторые фото используются для измерения параметров взрыва, и если не знать об этом, изображения воспринимаются как красивые картинки. Именно их использовал художник для создания фильма. Это было обусловлено желанием представить зрителю максимально реалистичный продукт.

Стремление приблизиться к оригиналу привело Джона Костер-Маллена к исследованию длиной в 25 лет, Александра Михальченко — к сбору коллекции фото. Некоторые энтузиасты не боялись работать с ураном – радиоактивным материалом.

Природный уран не опасен. По словам Веллерштейна, он слабо радиоактивен и химическая токсичность нанесет вред здоровью раньше, чем излучение. Ученый утверждает, что можно купить уран на eBay. Еще один вариант приобрести радиоактивный материал – связаться с сообществом сборщиков урана.

Завораживающая сила

По словам автора и историка Ричарда Роудса, стремление получить элемент ядерной бомбы связано с неописуемыми ощущениями. Это олицетворение космической мощи, которую не увидеть в повседневной жизни. А тут есть возможность прикоснуться к ее источнику. Родос также утверждает, что люди, работающие с ураном, испытывают ощущения власти и контроля.

Именно это вдохновило художника и ученого Джима Санборна. Он заново воспроизвел первоначальное расщепление атома урана, собрал все виды радиоактивных материалов, использовавшихся в разных проектах.

Джим Санборн, «Газовые холмы, Вайоминг, 2001-2003», урановый авторадиограф, цифровая печать, 30 х 36 дюймов.

Джим Санборн, «Joachimsthal, Bavaria, 2001-2003», урановый авторадиограф, цифровая печать, 30 x 36 дюймов.

Исследования Санборна привели к установлению контактов с учеными-ядерщиками, шахтерами, добывающими уран, людьми которые собирали материалы о работе близких над созданием атомного оружия. Реконструкция зала сборки первого ядерного заряда заставила Джима связаться со многими учеными, участвовавшими в проекте. Это нужно было для сбора атрибутики, распроданной правительством после снятия секретности. Многие вещи приобрели те, кто работал над созданием ядерной бомбы.

Работники разных профессий нередко собирают памятные вещи с работы, но количество людей, принесших домой опасные материалы, необычайно велико. Санборн рассказал о шахтере, с которым познакомился во время поиска закрытого уранодобывающего предприятия. Забор его дома украшали ярко-желтые камни. Джим говорит, что это был уран 235. В Висконсине ученый встретил человека, декорировавшего комнату дочери сердечниками боеприпасов из обедненного урана.

Художник, специалист по ядерным полигонам Эрик ЛоПрести говорит, что яркое свечение материала и его уникальные свойства позволяют идеализировать технический прогресс. Так, ученые, разработавшие атомную бомбу, рассчитывали положить конец войнам, а создание Интернета задумывалось как облегчение и улучшение жизни человека. В обоих случаях идеализм затмил способность оценивать риски, которые связаны с этими масштабными достижениями. «Как художник, я думаю, что первый шаг избежать глобальных катастроф – отчетливо представить существующие риски», – отметил Эрик.

Это мнение соответствует словам Михальченко, Веллерштейна и Курана, которые также говорят о необходимости показать проблему в новом свете. Родос утверждает, что следует изменить восприятие ядерного оружия обывателем. Но масштаб действии энтузиастов и активистов слишком мал. Будет ли фотография мотиватором для человечества к более активному контролю ядерного оружия? И даже если так, сколько людей хотят увидеть изображения опустошительных взрывов или прочесть книги, посвященные проблеме? Какое влияние это, наконец, имеет?

Еще два года назад большинство американцев не знали, что США владеют ядерным оружием. Недавние разногласия между Соединенными Штатами и Северной Кореей изменили ситуацию. Согласно исследованию, проведенному Университетом Чепмена в 2016 году, граждане больше опасались «Закона о доступной помощи», чем угрозы ядерной войны. Неужели только риск реального уничтожения человечества способен обратить внимание общественности на такую явную и близкую опасность, как атомные заряды?

Источник

Метки:
Больше нет статей